Машенька (annmer) wrote,
Машенька
annmer

Categories:
Это один из моих любимых писателей. В детстве, глядя на корешки его книг на полках, я думала, что у него были проблемы с определением собственного пола. Он писал прекрасные письма Марлен Дитрих и был женат на Полетт Годар. Многие думали в свое время, что его настоящая фамилия - Крамер.
Ну, конечно, при первой серьезной встрече с его прозой не обошлось без романтической истории. Поэтому я неравнодушна и к мужчинам, которые его любят ;) А любят его, надо сказать, мужчины определенного склада характера и закалки.
А если совсем серьезно: герои Ремарка ничего не ждут от жизни, много пьют, балансируют на грани, не любят громких слов, ранимые романтики в душе, многие из них прошли войну и все ужасы послевоенной разрухи, потеряли своих близких и готовы к новым потерям, которые не заставляют себя ждать.
Его книги о стойкости в мире, существование в котором не имеет никакого смысла, в мире, где все временно, условно, призрачно.
О таких людях (и об этом времени) писали многие, но, пожалуй, ничьи книги настолько не напоминают... ну, да, немного солнца в холодной воде, капли дождя на стекле, всплеск тяжелых коньячных капель в бокале, рвотный спазм после долгого плача. Ну, и, конечно, ни в каком другом мире не смеются радостней, не шутят беззаботней, не бывают более счастливы просто оттого, что живы, не ходят по битому стеклу более босыми ногами.
Я просто не могла не написать все эти банальные слова, потому что сама успела забыть, как чертовски хороши, просты и прозрачны его тексты. Только вот, когда читаешь книги Ремарка, выпить все время хочется... борюсь с искушением допить бутылку хорошего ванильного коньяка прямо здесь и сейчас, не откладывая на завтра, которого может и не случиться.

Я резко повернулся. При этом я столкнулся с маленьким толстяком.
-- Ну! -- сказал я яростно.
-- Разуйте глаза, вы, соломенное чучело! -- пролаял толстяк.
Я уставился на него.
-- Что, вы людей не видели, что ли? -- продолжал он тявкать.
Это было мне кстати.
-- Людей-то видел, -- ответил я. -- Но вот разгуливающие пивные бочонки не приходилось.
Толстяк ненадолго задумался. Он стоял, раздуваясь.
-- Знаете что, -- фыркнул он, -- отправляйтесь в зоопарк. Задумчивым кенгуру нечего делать на улице.
Я понял, что передо мной ругатель высокого класса. Несмотря на паршивое настроение, нужно было соблюсти достоинство.
-- Иди своим путем, душевнобольной недоносок, -- сказал я и поднял руку благословляющим жестом. Он не последовал моему призыву.
-- Попроси, чтобы тебе мозги бетоном залили, заплесневелый павиан! -- лаял он.
Я ответил ему "плоскостопым выродком". Он обозвал меня попугаем, а я его безработным мойщиком трупов. Тогда он почти с уважением охарактеризовал меня: "Коровья голова, разъедаемая раком". А я, чтобы уж покончить, кинул: "Бродячее кладбище бифштексов". Его лицо внезапно прояснилось.
-- Бродячее кладбище бифштексов? Отлично, -- сказал он. -- Этого я еще не знал, включаю в свой репертуар. Пока!.. -- Он приподнял шляпу, и мы расстались, преисполненные уважения друг к другу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments